ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ
  • ТЪРСЕНE ПО КЛЮЧОВА ДУМА
    • ТЪРСЕНE ПО КЛЮЧОВА ДУМА
    • ТЪРСЕНE ПО БРОЙ
    • ТЪРСЕНE ПО АВТОР
    • ТЪРСЕНE ПО ТЕМА

ТРИМОРЬЕ: ПОСТПАНДЕМИЧЕСКОЕ ПРОБУЖДЕНИЕ

България, балканите и света  

 

Автор: Любовь ШИШЕЛИНА


Аннотация. В статье прослеживается эволюция инициативы Триморья от зарождения до саммита 2021 г. По мнению автора, одним из толчков к её созданию стала мировая конфронтационность, возникшая после событий 2014 г. на Украине. Сегодня эта идея объединения государств в пространстве от Балтийского до Чёрного и Адриатического морей, как и при её возникновении, активно поддерживается Соединёнными Штатами Америки. За шесть лет в положительную сторону изменилось отношение к данной программе со стороны Германии и Европейского союза. По сути, за пять прошедших лет от попытки реализации Польшей её исторических центральноевропейских амбиций инициатива трансформировалась в прообраз новой Центральной Европы как составной части трансатлантического сообщества. Автор ставит вопрос о функциональности и конкурентоспособности нового объединения по отношению к иным многочисленным региональным образованиям. Вывод гласит: каждая из этих структур играет свою партию и может дополнять другие.
На сегодняшний день она объединяет 12 государств Центральной Европы на пространстве от Балтийского до Чёрного и Адриатических морей. Членами её являются: Латвия, Литва, Эстония, Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Австрия, Словения, Хорватия, Румыния и Болгария. На страны-участницы с населением в 111 млн человек приходится почти треть территории Европейского союза. По данным до начала пандемии, их средний ВВП на душу населения достигал всего 78% от среднего показателя по ЕС. В то же время темпы экономического роста в 12 странах в 2015–2019 гг. составили в среднем 3,5% по сравнению с 2,1% в Евросоюзе. МВФ тогда прогнозировал, что в странах Триморья в 2020 г. средний экономический рост составит 2,9%, а для ЕС в целом – 1,6%1. В работе последнего форума в качестве наблюдателей приняли участие высокие представители США, Германии и Европейской комиссии. В качестве гостя за дискуссией следила Греция. Уже поэтому правомерно говорить о политической и экономической поддержке со стороны сильнейших экономик мира. К такому выводу можно прийти, отслеживая изменения отношения Германии и ЕС к этой инициативе США и Польши, ведущей фактический отсчёт с 2015 г., а официальный – с 2016. Особенно показательна в этой связи позиция ФРГ, эволюционировавшая за это время от острой критики американских действий, направленных, по мнению канцлера А. Меркель, на разделение Европы и Европейского союза1, к статусу партнёра и в какой-то мере спонсора / соинвестора проекта.
Триморье: этапы развития Создание Триморья, как и некоторых других современных центральноевропейских региональных проектов, в частности, Вишеградской группы, не обошлось без одобрения США. В свете недавней череды вековых юбилеев возрождения государственности стран региона в ХХ в., можно в какой-то степени утверждать, что традиция сверять часы «по Вашингтону» при зарождении крупных проектов в этой части Европы3 насчитывает уже более ста лет. Впервые на проблемы экономического отставания и отсутствия необходимой связующей инфраструктуры обратил внимание, как это указывается в официальной истории Триморья, американский Атлантический совет, выпустив в 2014 г. аналитический доклад «Завершение Европы» (Completing Europe). Случайно или нет, с учётом американских планов поставки энергоносителей в Европу, были выбраны две страны, имеющие все предпосылки для строительства соответствующей инфраструктуры – Хорватия и Польша. Кроме того, план являлся, по сути, реинкарнацией межвоенного проекта Пилсудского5, что обеспечивало особый энтузиазм со стороны Польши. Президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович и президент Польши Анджей Дуда понесли идею дальше уже как собственную инициативу. Первая встреча возможных участников проекта состоялась 29 сентября 2015 г. в НьюЙорке на полях Генеральной Ассамблеи ООН. А уже год спустя – 25-26 августа 2016 г. – в хорватском Дубровнике состоялся и первый саммит. Проект изначально декларировался как неформальная платформа для встреч президентов с целью развития прагматического сотрудничества государств-участников. Однако время, место и членство также свидетельствовали и о том, что за ним стоит тенденция и к выстраиванию новой «постукраинской» Центральной Европы.
Закономерен вопрос – а что кроме американского доклада и польской идеи могло послужить фундаментом для сближения 12 стран, не раз в истории противопоставленных друг другу, входивших в разные геополитические сферы, обладающих разными культурологическими характеристиками? Как опять же гласит официальная легенда, общее для всех 12 государств-членов – это решимость преодолеть «подавлявшееся на протяжении полувека естественное развитие государств, оказавшихся за железным занавесом. В то время как страны Западной Европы связаны автомобильными и железными дорогами, линиями электропередач и нефте- и газопроводами, страны Центральной и Восточной Европы остаются сравнительно изолированными друг от друга с точки зрения современной инфраструктуры. Дефицит особенно остро ощущается вдоль оси север-юг региона»6. И это правда: в советское время в регионе развивалась преимущественно логистика, ориентированная на СССР. Для того чтобы добраться наземным транспортом от Будапешта до Варшавы до сих пор требуется чуть менее суток с заездом в центр Европы и преодоление как минимум трёх государственных границ. В первом совместном коммюнике представителей 12 стран1 признавалась необходимость сосредоточиться на создании связей Север – Юг ради интенсификации сотрудничества центральноевропейских государств, что должно было способствовать и укреплению единого европейского рынка. Определялись источники финансирования программы и приоритетные области сотрудничества. Ими стали: энергетический, транспортный, экономический сектора и цифровизация. Создание каких-либо параллельных механизмов сотрудничества в пределах обозначенного пространства исключалось, но одноврéменно в документе подчёркивалась возможность взаимодействия по отдельным проектам и с другими странами. Однако всемирной новостью инициатива стала в 2017 г., когда во втором саммите 6 июля 2017 г. в Варшаве принял участие президент США Дональд Трамп. Это способствовало решительному развороту новоиспечённой региональной инициативы, первоначально декларировавшей своей магистральной целью приверженность европейской солидарности и принципам, в сторону евро-атлантики. На встрече были обозначены конкретные проекты, активно поддержанные заокеанским союзником. Среди них планы построения транспортных коммуникаций (TEN-T) и выполнения энергетических принципов ЕС2. В своих выступлениях президент США особо подчёркивал важность Триморья для осуществления американских замыслов поставки в Европу сжиженного газа через терминалы в Польше и Хорватии, выступившими формальными инициаторами проекта. Подоплёка предприятия без труда прочитывалась в установках американского лидера на «оживление связей посткоммунистической Европы с Соединёнными Штатами Америки»3. «Мы приветствуем эту историческую возможность углубить наше экономическое партнёрство с вашим регионом». «Мы страна, сидящая на гигантских запасах энергии, и теперь мы являемся её экспортерами. Если вам нужна энергия – просто позвоните нам». Эти слова Д. Трампа в то лето раздражающе подействовали на канцлера Германии Ангелу Меркель, усмотревшую в громких декларациях заокеанского коллеги недобрые намерения на раскол европейского континента и посягательство на геополитические интересы Германии в регионе.
Третий саммит инициативы прошёл в Бухаресте 17-18 сентября 2018 г. Встрече президентов сопутствовал бизнес-форум, в задачи которого входило обсуждение совместных региональных проектов. Отмечалось, что на данном этапе задачами инициативы являются: придание импульса экономическому развитию, политика сплочения ЕС и обогащение трансатлантических связей4. В принятом по итогам совместном Коммюнике говорилось о роли США, укрепляющей трансатлантический характер инициативы. Среди практических шагов было принято решение о координации деятельности торговых палат региона, а также создании общего инвестиционного фонда. Декларация приветствовала возможную поддержку со стороны США, Германии, Европейской комиссии, Европейского инвестиционного банка, Европейского банка реконструкции и развития и Мирового банка. Этот перечень подтвердил геополитическую ориентацию Триморья на длительную перспективу. Представленный на саммите список проектов экономического развития региона показал, что для их осуществления необходимы вложения, превышающие возможности государств-членов. Тем не менее задача была поставлена и определён круг заинтересованных государств.
Четвёртый саммит Триморья и второй бизнес-форум в рамках инициативы прошли 5-6 июня 2019 г. в Любляне. Впервые на форум прибыли не все главы государств-участников, а только девять. В мероприятии в качестве партнёров также приняли участие председатель Комиссии ЕС Жан-Клод Юнкер, президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер и министр энергетики США Рик Перри. Необходимо отметить высокое представительство Германии и Европейского союза, что случилось впервые и указывало не только на пересмотр позиции ФРГ, но и на намечающийся новый расклад сил вокруг этой инициативы. Это подтвердил бизнес-форум, где был представлен отчёт о состоянии приоритетных проектов. Подобную практику решили сделать постоянной.
Следующий, пятый саммит 19 октября 2020 г. в виртуальном формате был организован в Таллине. Тем не менее на саммит прибыли президент Польши Анджей Дуда и президент Болгарии Румен Радев, поскольку его страна вызвалась провести следующую высокую встречу. Наряду с десятью главами государств, в совещании приняли участие исполнительный вице-президент Европейской комиссии Маргрет Вестагер, государственный секретарь Соединённых Штатов Майк Помпео и заместитель министра экономического роста, энергетики и окружающей среды США Кит Крач. Как отмечалось в деловой части встречи, в 2020 г. общее число стран Триморья, участвующих в его Инвестиционном фонде, возросло до девяти. На сегодняшний день вне его остаются Австрия, Чехия и Словакия. На Таллиннском саммите польский банк развития BGK объявил о дополнительных инвестициях в фонд в размере 250 млн евро, а первый частный инвестор – Amber Infrastructure Group – объявил о своём намерении инвестировать до 10 млн евро. Таким образом, общая сумма средств в распоряжении фонда возросла до 923 млн евро. Кроме того, К. Крач объявил об инвестициях в размере 300 млн долл. через Финансовую корпорацию развития США к декабрю 2020 г. Первый саммит после локдауна Шестой саммит в Софии 8-9 июля 2021 г. прошёл на фоне улучшения пандемической ситуации в Европе. Ему предшествовал первый виртуальный форум председателей парламентов 12 стран, организованный Эстонией, добившейся выдающихся результатов в сфере цифровизации. Руководители законодательных органов имели возможность 3 июня 2021 г. обсудить состояние и перспективы взаимодействия. Проект Триморья обзавёлся третьим, наряду с президентскими встречами и бизнес-форумами, форматом. Из странсновательниц участия не приняла лишь Словакия. Можно предположить, что это было связано с тяжёлым политическим кризисом, переживаемым ей в те дни, который завершился сменой правительства.
Подтемами встречи стали эффективная реализация трансграничного и межрегионального подхода при разработке Европейской многолетней финансовой основы, а также Национальных планов восстановления и устойчивости; использование эффективных инструментов для привлечения капитала и новых партнёров; приверженность стран-участниц обязательствам по отношению к Инвестиционному фонду инициативы Триморья. В совместной декларации лидеры 12 стран подчеркнули готовность к согласованным действиям в полном соответствии со стратегической повесткой дня Евросоюза, программой ЕС следующего поколения и трансатлантическим партнёрством1. Во время саммита прозвучали весьма громкие заявления о предназначении инициативы Триморья. Так, польский президент А. Дуда заявил, что она «усиливает процесс сплочения в рамках ЕС и обогащает трансатлантические отношения». Уверенность в этом подкрепляют амбициозные энергетические, логистические и цифровые проекты, согласованные на будущие годы. По мнению главы ФРГ Штайнмайера, этот план должен осуществляться совместно с общеевропейскими проектами: Зелёной инициативой и Планом возрождения Европы1. Американский Heritage Foundation назвал Триморье «самой важной политической и экономической инициативой в Центральной и Восточной Европе за последние полстолетия».
* * *
И тем не менее сомнения в том, какую роль в региональном раскладе будет играть Триморье, остаются. Оснований для того, чтобы не преувеличивать его значение, достаточно: от настроений самих государств, всегда опасавшихся попасть в любую новую зависимость от соседей или крупных внешних держав, до характера отношений между самими внешними акторами, которым во многом предстоит спонсировать намеченные проекты. Нельзя упускать  из внимания и фактор Китая, как известно, тоже вовлечённого в ряд инфраструктурных региональных проектов. Возможно, успеху последнего саммита способствовала и наблюдающаяся в настоящее время меньшая активность Китая, пропустившего созыв очередного саммита 17+1 по причине пандемии. Заметен и рост антикитайских настроений в целом, проявившийся в протестах против создания в центре Европы крупнейшего китайского университета. Кроме того, в регионе уже есть ряд других проектов: Вишеградская группа, Славковское сотрудничество, Центральноевропейская инициатива, 17+1 и другие. Примером успеха можно считать Вишеградскую четвёрку, отметившую в этом году своё 30-летие. Роль и предназначение этих региональных структур различны, и их долгожительство будет зависеть от того, найдут ли они свою особую нишу. Вишеградская группа уже стала брендом и признанным совещательным органом, а Вишеградский фонд – центром формирования центральноевропейской идентичности. Славковское сотрудничество позволяет вернуть в традиционный центральноевропейский формат Австрию, у которой в трудные времена внутриимперских противоречий искали опору чехи и словаки. Центральноевропейская инициатива за три с лишним десятилетия эволюционировала в региональный форум большего формата, но меньшей значимости. А вот между американским и китайским проектами, в зависимости от их глобальных отношений, могут возникнуть серьёзные противоречия и в регионе Центральной Европы. Выиграют или проиграют от этого центральноевропейцы – покажет время.

Author: Lyubov Shishelina, Doctor of Sciences (History), Head of Department for Central and Eastern European Studies, Institute of Europe RAS. Address: 11-3, Mokhovaya str., Moscow,125009, Russia.

 
НАЧИНИ ЗА ПЛАЩАНЕ