ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ
  • ТЪРСЕНE ПО КЛЮЧОВА ДУМА
    • ТЪРСЕНE ПО КЛЮЧОВА ДУМА
    • ТЪРСЕНE ПО БРОЙ
    • ТЪРСЕНE ПО АВТОР
    • ТЪРСЕНE ПО ТЕМА

Новая стратегия Союза Безопасности ЕС (ИЕ РАН)

България, балканите и света  

Автор: Ольга Потемкина

 

В записке анализируется представленная Комиссией ЕС новая Стратегия Союза безопасности (ССБ) на 2020-2025 гг., которая сменяет предыдущую Европейскую повестку дня по безопасности. Отмечая, что очередная стратегия повторяет некоторые задачи прежней, автор выявляет отличительные черты ССБ, обусловленные сегодняшней ситуацией в ЕС, в том числе, последствиями пандемии коронавируса. Подчеркивается, что проблема обеспечения безопасности ставится Евросоюзом шире: не только преодолеть разделение безопасности на внешнюю и внутреннюю, что традиционно было целью ЕС, но и гарантировать устойчивость как физической, так и цифровой среды. Исследуются конкретные задачи и Планы действий, предложенные Комиссией в дополнение к стратегии, и оцениваются перспективы их реализации.

24 июля 2020 года Комиссия презентовала новую Стратегию Союза безопасности (ССБ) с акцентом на защиту критической инфраструктуры, борьбу с киберпреступностью, противодействии гибридным угрозам и организованной преступности.

ССБ пополнила коллекцию стратегий ЕС, принятых в последние 20 лет. В 2003 г. появилась первая Европейская стратегии безопасности (ЕСБ), а затем Доклад о ее реализации 2008 г.; в 2015 за ЕСБ последовала Европейская повестка дня по безопасности, а в 2016 году была разработана Глобальная стратегия ЕС, в которой вопросам безопасности отводилось значительное место. В дополнение к ним в Евросоюзе создавались «секторальные» стратегии, например, кибербезопасности 2013 г., морской безопасности 2014 г. и др. Стратегия Союза безопасности пришла на смену Повестке дня по безопасности, взяв на вооружение не утратившие значение приоритеты прежних лет (усовершенствование обмена информацией, противодействие терроризму и киберпреступлениям, предотвращение радикализации, борьба с организованной преступностью), но и предложив более широкий спектр действий.

Вице-председатель Комиссии Маргаритис Схинас назвал стратегию «домом под одной крышей, где ЕС стремится выстроить новую экосистему безопасности, которая охватит весь спектр политики». Таким образом, он отчитался о выполнении задачи, которую поставила перед Комиссией год назад ее действующий Председатель Урсула фон дер Ляйен: разработать интегрированный и всеобъемлющий подход к безопасности. Новая стратегия – обширный межсекторальный документ, созданный с целью преодоления разрыва между безопасностью в реальном и цифровом мире, в границах Евросоюза и за его пределами, адекватного реагирования на трансграничные угрозы, которые занимают все больше места в политической повестке дня: терроризм, киберпреступность, гибридные атаки. Следует отметить, что ССБ – продукт своего времени, она создавалась в период борьбы с пандемией коронавируса. «Covid-19 изменил наше представление об угрозах безопасности и выявил необходимость гарантировать безопасность как в физической, так и в цифровой среде», – подчеркивается в стратегии. Пандемия стала проверкой устойчивости критической инфраструктуры ЕС, готовности к урегулированию кризисов.

 

Четыре опоры стратегии

Создание «экосистемы безопасности» предполагает работу в нескольких приоритетных направлениях на уровне ЕС – «четырех опорах».

1. В рамках первого блока «Устойчивая среда безопасности» будут разработаны новые правила повышения устойчивости критических инфраструктур, как физических, так и цифровых, включая серверы больниц и научно-исследовательских центров. Комиссия намерена расширить сотрудничество между государственным и частным секторами для  «более эффективной защиты общественных мест и адекватной системы обнаружения». Принимая во внимание участившиеся и все более изощренные кибератаки, Комиссия планирует завершить пересмотр Директивы о безопасности сетей и информационных систем (действующее законодательство охватывает лишь транспорт и энергетику), создать новое подразделение кибербезопасности, которое позволит государствамчленам координировать свои действия и развивать международное сотрудничество.

2. Второе направление включает в себя адаптацию к новым угрозам безопасности, в том числе киберпреступлениям – внедрению вирусов и хищению личных данных, которые множатся с начала пандемии коронавируса. В этой связи будут разработаны меры защиты персональной информации, а также модернизирована правоприменительная практика расследований в цифровой сфере. Комиссия готовит ответ на гибридные угрозы, «организованные силами и странами, которые не хотят видеть ЕС успешным»: в этом направлении предстоит тесно взаимодействовать с Внешнеполитической службой и Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности в сотрудничестве с НАТО и G7.

3. Традиционное важное направление – защита от терроризма и организованной преступности, подразумевающая противодействие радикализации и иностранным боевикам посредством новых инициатив по охране границ ЕС 5 . В этой области компетенции принадлежат в основном государствам-членам, но растущее трансграничное измерение этих угроз требует следующих шагов по усилению координационной роли институтов ЕС. В частности, весьма актуален вопрос о расширении мандата Европейской прокуратуры: от защиты финансовых интересов ЕС до борьбы с террористическими преступлениями. Обеспокоенность Комиссии вызывает и угроза доступа террористов к ядерному, химическому, радиологическому и бактериологическому оружию. Особое внимание по-прежнему обращено на проблему иностранных боевиков. Это как раз та сфера, где стираются границы между внешней и внутренней безопасностью ЕС. В стратегии затрагивается очень широкий спектр преступлений: экологические, экономические и финансовые, торговля людьми и нелегальная миграция.

4. И, наконец, последнее, также давно разрабатываемое направление, но под новым броским названием – создание экосистемы безопасности. За последние несколько лет ЕС добился объединения имеющихся баз данных по безопасности и предоставил правоохранительным органам государств-членов более широкий доступ к информационным системам, однако критики указывали на недостаток координации между департаментами и учреждениями Евросоюза. Поэтому в стратегии отведено значительное место перспективам взаимодействия государств-членов и институтов и агентств ЕС, международному сотрудничеству, новым мерам по защите границ Союза.

Стоит отметить, что восемь членов нынешней Комиссии осуществляют координацию действий в сфере безопасности, охватывая различные ее аспекты. Ключевые меры – это укрепление мандата Европола и дальнейшее развитие Евроюста для улучшения связи судебных и правоохранительных органов государств-членов. В частности, Комиссия рассматривает вопрос о создании в рамках Европола Европейского инновационного центра для внутренней безопасности, деятельность которого способствовала бы эффективному распределению инвестиций и разработке инновационных технологий как для обеспечения безопасности, так и для экономических целей.

В рамках каждого приоритетного блока стратегия предусматривает задачи на 2020-2025 гг.: повышение устойчивости физической и цифровой инфраструктуры ЕС, борьба с киберпреступностью и гибридными угрозами, противодействие терроризму и организованной преступности, укрепление институционального и административного ландшафта безопасности Европы.

Для реализации задач в дополнение к стратегии были представлены три Плана действий против организованной преступности, на выполнение которых будет выделено ежегодно 218-282 млрд евро: пресечение сексуального насилия над детьми в Интернете, противодействие торговле оружием и незаконному обороту наркотиков, особенно синтетических, производство и экспорт которых из Евросоюза постоянно растут.

 

Пресечение детской порнографии в Интернете

Представляя Планы действий в сфере организованной преступности, Комиссия вынуждена была с обеспокоенностью констатировать увеличение случаев насильственных действий над детьми в Интернете, рост детской порнографии в ЕС, который стал «глобальным центром» преступлений подобного рода: в странах ЕС хранится 2/3 мирового запаса подобных материалов. Потребность в таком контенте и его хранение возросли на 25% в некоторых государствах-членах (больше всего в Нидерландах) в период пандемии. В 2019 г. в целом сообщалось о 725 тыс. случаев выявления контента, содержащего сцены насилия над детьми, в странах ЕС (17 млн – в мире), а в 2010 г. – лишь о 23 тыс. (1 млн в мире) .

Член Комиссии Илве Йоханссон анонсировала завершение работ над новым законодательством по изъятию порнографического контента с участием детей из Интернета к 2021 г. Параллельно интернет-платформам предлагается на добровольной основе усилить меры по удалению детской порнографии. Facebook и Messenger, к примеру, сообщили об удалении 80% подобного контента. Комиссия кроме того начнет работать над созданием Европейского центра противодействия насилию над детьми по аналогии с действующими центрами, например «Национальным центром по делам детей, пропавших без вести и подвергшихся эксплуатации» в США, который регулярно публикует соответствующую статистику. Европейский центр планирует также собирать данные, поставляемые интернет-провайдерами.

 

Наркотики: ЕС производит и экспортирует все больше наркотических средств

Комиссия инициировала и другое направление противодействия организованной преступности – Повестку дня и План действий против наркотиков на 2021-2025 гг., которые направлены на «существенное усиление действий по сокращению незаконного спроса и предложения на основе всеобъемлющего и междисциплинарного подхода, включающего научные, экологические, социально-политические, технологические и международные аспекты».

Комиссия оценивает ежегодный оборот данного рынка в Европе в 30 млрд евро; в 2019 г. правоохранительным ведомствам стран ЕС удалось конфисковать 100 тонн кокаина. План действий на основе восьми приоритетных направлений охватывает все аспекты незаконного оборота наркотиков: от борьбы с организованными преступными группировками до обеспечения безопасности границ и незаконного распространения и изготовления наркотических средств. Важное место занимают меры профилактики наркозависимости: повышение осведомленности о вредном воздействии наркотиков на человеческий организм, возможности доступа к лечению и снижению вреда наркотиков в тюрьмах.

В Плане действий также содержится напоминание об ущербе, нанесенном карантином наркологическим службам (нехватка персонала, перерывы в работе и прекращение деятельности).

 

Незаконный оборот оружия

Комиссия выражает обеспокоенность данными об оружии, находящемся в незаконном частном владении в странах ЕС (35 млн единиц, по данным 2017 г., или 56% всего зарегистрированного оружия), что превышает количество легально приобретенного. Проведенные ООН исследования выявили 23 случая массовой стрельбы в общественных местах в странах ЕС в период 2009-2018 гг., с 341 пострадавшим. В 2017 г. оружие применялось в 41% террористических атак (38% в 2016 г.).

В Евросоюзе был ужесточен контроль за оружием и введены ограничения для граждан ЕС на приобретение и владение определенными его видами, а также введены более строгие правила лицензирования и регистрации. Хотя первоначально Комиссия предлагала полностью запретить гражданам владеть полуавтоматическим огнестрельным оружием, в окончательный вариант принятой тогда директивы были включены многочисленные изъятия и расплывчатые формулировки, например, об ограничении онлайн-продаж. Поэтому модернизация действующего законодательства остается важной задачей.

В этой связи предлагается активизировать взаимодействие не только между государствами-членами, но и со странами Северной Африки, Ближнего Востока, Западных Балкан, Молдовой и Украиной, активно задействованными в незаконной торговле оружием. Евросоюз будет настаивать на применении всего арсенала европейского законодательства против черного рынка оружия.

 

Заключение

Стержнем новой Стратегии Союза безопасности стало противодействие традиционным угрозам: обеспечение высоких стандартов кибербезопасности для критической инфраструктуры, противодействие терроризму и организованной преступности, а также готовность противостоять новым угрозам в реальном мире и цифровой среде. Разработка ССБ проходила в условиях возрастания значения цифровой среды, в частности искусственного интеллекта, особенно в период противодействия последствиям пандемии коронавируса. Эти факторы не могли не повлиять на содержание стратегии.

Комиссии предстоит осуществить непростую задачу – эффективно координировать реализацию конкретных Планов действия по каждому из приоритетных направлений стратегии. Общая ответственность возложена на вице-председателя Комиссии Маргаритиса Схинаса, но решение таких проблем, как гибридные угрозы, организованная преступность, кибербезопасность, дезинформация и устойчивость критической инфраструктуры, потребует участия и многих других членов коллегии комиссаров, включая Высокого представителя ЕС Жозепа Боррелля.

Принимая во внимание заявленное в новой стратегии желание преодолеть разрыв между внутренней и внешней безопасностью, Комиссия вместе с Ж. Бореллем будет работать над согласованием положений ССБ с Глобальной стратегией ЕС 2016 года, которая определяет общее видение внешней политики и политики безопасности Евросоюза.

Возникает вопрос и о соотношении новой стратегии с другими инициативами ЕС в сфере безопасности, например, Постоянным структурированным сотрудничеством по вопросам безопасности и обороны (PESCO), созданным по инициативе государствчленов и частично дублирующим ССБ в сфере приоритетных направлений кибербезопасности и противостояния гибридным угрозам. Это как раз проблема создания «экосистемы безопасности».

В стратегии особо подчеркивается тесная связь безопасности и фундаментальных прав и ценностей ЕС – «основы европейского образа жизни». Тем самым, ССБ свидетельствует о продолжении ценностно-ориентированного подхода во внешней политике и приверженности сохранению баланса между правами граждан и их безопасностью, в котором в последние годы безопасность явно перевешивала.

Евросоюз признает, что для эффективной реализации приоритетов ССБ необходимо тесное международное сотрудничество. России, как и ЕС, важно на глобальном и региональном уровнях противостоять терроризму и организованной преступности, насилию над детьми в реальном мире и в Интернете, нелегальному обороту наркотиков, в том числе синтетических, а также незаконному распространению химического, биологического, радиологического и ядерного оружия.

По многим из перечисленных проблем между РФ и ЕС налажены консультации на экспертном и политическом уровнях, несколько приостановленные из-за пандемии. Москва призывает начать диалог по обеспечению безопасности в информационной и цифровой среде или задействовать для этого существующие каналы ООН и ОБСЕ. Но Евросоюз не только не проявляет заинтересованности в сотрудничестве против общих глобальных проблем, но, напротив, регулярно говорит об угрозах кибербезопасности, исходящих от России, как и от Китая, что не может не снижать эффективность международных усилий.

 

Об авторе: Ольга Юрьевна Потемкина доктор политических наук, главный научный сотрудник, руководитель Отдела исследований европейской интеграции Института Европы РАН.

 
НАЧИНИ ЗА ПЛАЩАНЕ