ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ
  • ТЪРСЕНE ПО КЛЮЧОВА ДУМА
    • ТЪРСЕНE ПО КЛЮЧОВА ДУМА
    • ТЪРСЕНE ПО БРОЙ
    • ТЪРСЕНE ПО АВТОР
    • ТЪРСЕНE ПО ТЕМА

ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В БОЛГАРИИ (ИЕ РАН)

България, балканите и света  

Автор: Павел КАНДЕЛЬ

 

Аннотация. Тема статьи ‒ очередные выборы в Народное собрание, ставшие, по сути, электоральной революцией. Анализируются их итоги, причины неудач всех существовавших партий и успеха политических новичков. Рассматривается «патовая» расстановка сил в крайне фрагментированном парламенте и прогнозируется его возможная судьба. Сделан вывод, что окончание десятилетнего правления Б. Борисова обусловлено вступившим в жизнь новым поколением электората, которое не видело будущего в сложившемся режиме. Появление в политике очередного кумира общественного мнения шоумена С. Трифонова рифмуется с аналогичными процессами в соседних странах и повторяет уже дважды наблюдавшийся в Болгарии политический цикл. Этот опыт побуждает с осторожностью оценивать шансы подлинного обновления системы правления при новом руководстве.

4 апреля 2021 г. в Болгарии прошли очередные парламентские выборы. Их итоги знаменуют радикальное переформатирование политической сцены страны и весьма поучительны в контексте электоральных процессов в Юго-Восточной Европе в целом.

Предыстория

С 2009 г. (при небольшой паузе с февраля 2013 по ноябрь 2014 г.) страной управляла партия ГЕРБ (Граждане за европейское развитие Болгарии) и её лидер Бойко Борисов, занимавший пост премьер-министра. Хотя именно в его руках была сконцентрирована реальная власть, правительства неизменно были коалиционными. Популярность и первую триумфальную победу (39,7% голосов и 116 мест в парламенте) ему принесли громкое изобличение социального неравенства и «прогнившей политической системы», поношение всех старых партий за коррупцию и кумовство, обещания обеспечить торжество права и защиту отечественной экономики. Правда, первые два его кабинета (2009–2013, 2014–2016 гг.) прекратили полномочия досрочно, причём в 2013 г. в результате массовых общенациональных протестов. После выборов 2017 г. ГЕРБ сохранил власть благодаря коалиции с националистическим альянсом Объединённых патриотов (ВМРО, НФСБ, «Атака»). В 2019 г., когда коалицию оставили сначала «Атака», а затем и НФСБ, она потеряла большинство, но ГЕРБ остался править, опираясь на закулисные договорённости и спорадическую поддержку ДПС и «Воли». Летом 2020 г. вновь начались массовые демонстрации протеста фактически под теми же лозунгами, которые некогда привели Б. Борисова к власти. Активное участие в них приняла молодёжь, и продолжались они вплоть до поздней осени, когда пандемия в полной мере охватила страну.

Демонстранты требовали отставки Борисова и главного прокурора страны Ивана Гешева. Президент Румен Радев ещё в начале года лишил кабинет своего доверия из-за коррупции и наступления на гражданские свободы, а накануне выборов, невзирая на предписываемую ему по должности нейтральность, откровенно заявил, что поддерживает стремления большинства к переменам. По данным социологического агентства Alpha Research в сентябре 2020 г. 66,2% опрошенных поддерживали массовые акции протеста, а 44% ‒ требовали немедленной отставки правительства и досрочных выборов. БСП пять раз инициировала вотум недоверия правительству, президент 28 раз накладывал «вето» на предложенные им законопроекты, но Б. Борисов устоял и сумел дотянуть до конца положенного срока.

Результаты

За 240 мест в Народном собрании боролись представители 22 партий/движений и вось-ми коалиций.

Явка составила 50,51% (в 2017 г. ‒ 54,07%).

СДС ‒ Союз демократических сил; БСП – Болгарская социалистическая партия; ДПС – Движение за права и свободы, представляет интересы мусульманского, преимущественно ту-рецкого меньшинства; «Встань! Мафия вон!» – коалиционное движение, сформированное бывшим омбудсменом М. Маноловой и организаторами массовых антиправительственных протестов летом 2020 г.; ВМРО – Внутренняя македонская революционная организация; Демократическая Болгария – коалиция трёх политических партий (Да, Болгария!, Демократы за сильную Болгарию и Зелёные), создана 12 апреля 2018 г.; НФСБ – Национальный фронт спа-сения Болгарии.

Формально выборы в пятый раз выиграл правивший уже почти 10 лет ГЕРБ, оставшись их фаворитом. Но по сравнению с итогами прошлых (2017 г.) он потерял более 300 000 голо-сов и 20 мест в Народном собрании. Чувствительным ударом стал проигрыш в столице после двенадцати лет доминирования. Большинство жителей Софии поддержало оппозиционный праволиберальный блок «Демократическая Болгария», в то время как правящая партия заняла лишь второе место. Ещё важнее, что ГЕРБ полностью утратил союзников, которые обеспечивали ему хрупкое большинство в парламенте, и оказался в полной изоляции.

Как ни покажется парадоксально, причины и его долговременной «непотопляемости», фактической неудачи, одни и те же. Глубоко вросшая за десять лет правления во все государственные институты партия превратилась в патрон - клиентскую структуру с разветвлённой сетью «выгодоприобретателей», что и обеспечивает ей относительную устойчивость. Международная мониторинговая миссия, среди прочих методов обеспечения преимущества правящей партии, засвидетельствовала «давление на избирателей со стороны государственных и частных работодателей» и «попытки скупки голосов и организованного голосования в некоторых экономических и социально уязвимых общинах». Так, собственно, происходит в регионе со всеми надолго задержавшимися у кормила: красноречивые примеры подобного ро-да можно наблюдать в Албании, Черногории, Македонии, Косово, Сербии. Но все остальные граждане, которым не посчастливилось приобщиться к этому источнику государственных благ, испытывают естественное возмущение. В особо трудном положении оказывается молодёжь самой бедной страны ЕС, что вынуждает её в поисках работы и заработка покидать страну (по оценкам за рубежом трудится около 2 млн болгар). Поэтому вступление в жизнь нового поколения неизбежно должно было привести к радикальным переменам электоральных предпочтений.

Рассорившиеся националисты (ВМРО, НФСБ, «Атака») ‒ бывшие младшие партнёры ГЕРБ в правительственной коалиции выступили порознь и потерпели полный провал, не сумев осилить 4%-ный порог и вообще лишившись парламентского представительства. Их не спасла даже ожесточённая «великоболгарского» толка кампания, развязанная ими против властей соседней Северной Македонии, где активно использовался болезненный для массового сознания вопрос о её истории и языке. Многие болгары считают македонский диалектом болгарского, а наделение его статусом самостоятельного языка ‒ искусственным югославским изобретением, призванным легитимизировать присвоение этой территории сначала Сербией, а затем Югославией. Соответственно, историю Македонии с её национальными героями они склонны считать частью своей. Подобные мнения лингвистически и исторически нельзя назвать абсолютно безосновательными, но в сегодняшней Северной Македонии воспринимаются с законным раздражением, как покушение на национальную идентичность. Не встречают они сочувствия и в ЕС. В безрассудной попытке превратить все эти темы в предмет актуальной политики София даже наложила вето на ожидавшееся и обещанное Брюсселем начало предвступительных переговоров со Скопье о приёме в ЕС, что вызвало ожидаемо негативную реакцию и Брюсселя, и Берлина. Однако, казалось бы, беспроигрышный на Балканах способ сохранения во власти при помощи националистической риторики на этот раз не сработал.

Любопытно, что при широко распространённом в стране русофильстве считающаяся «промосковской» «Атака», за что она и была вынуждена покинуть правившую коалицию, показала катастрофические результаты: 0,49% (15659 голосов). Ещё три микропартии, выступавшие за нормализацию отношений с РФ, набрали в совокупности 3,32% голосов. В «про-российскости» противники обвиняют и болгарских социалистов (БСП), дотоле крупнейшую оппозиционную силу. В действительности они лишь склонны к прагматическому выстраиванию отношений с Москвой и чуждаются антироссийской истерии. Но и у БСП на этих выборах наихудший результат в её уже столетней истории: сравнительно с 2017 г. она утратила почти половину электората, 37 мест в Народном собрании и статус второй партии страны, переместившись на третье место. Признав свою ответственность за поражение, Исполнительное бюро партии в полном составе подало в отставку, но её руководитель К. Нинова пока непоследовала примеру коллег.

Болгарские аналитики называют многообразные факторы, обусловившие поражение социалистов: поглощённость внутрипартийной борьбой, завершившейся централизацией руководства партии в руках К. Ниновой, но оттолкнувшей от БСП многих её былых приверженцев; неудачные тактические шаги нового лидера; перехват голосов части её электората свежеиспечёнными протестными организациями. Но партия, жёстко боровшаяся против Б. Борисова из оппозиции, новыми протестующими всё же была воспринята как привычная часть надоевшего политического спектакля. Поэтому главная причина её неудачи видится в том, что она не сумела наладить контакт с поколением Интернета и социальных сетей, предстать в его глазах символом обновления.

Вместе с тем столь же тщетной оказалась попытка Б. Борисова доказать свою истовую преданность Брюсселю и евроатлантизму, регулярно задерживая «российских шпионов». Европейская пресса и накануне, и после выборов не скупилась на перечисление пороков десятилетнего правления ГЕРБ и откровенно «болела» за его оппонентов. За них проголосовало и большинство болгар, работающих в ЕС. Голоса диаспоры (всё более значимый фактор на выборах последнего времени в Румынии, Молдавии, Косово) по большей части отошли в копилку организации «Есть такой народ» и «Демократической Болгарии», а ГЕРБ за границей занял лишь четвёртое место.

Среди «традиционных» партий, долгое время игравших ведущие роли в посткоммунистической Болгарии и представленных в предыдущем Народном собрании, скольконибудь сносных результатов добилось лишь Движение за права и свободы, представляющее интересы турецкого меньшинства и болгарских мусульман. Сравнительно с 2017 г. оно даже прирастило число полученных голосов на примерно 20 000 (отданных за неё в Турции) и на 4 мандата увеличило свою фракцию в парламенте. Но это лишь бледная тень того политического капитала, которым ранее располагало ДПС (более 610 000 голосов в 2009 г., около 487 000 ‒ в 2014 г., порядка 316 000 ‒ в 2017 г.). Оно тогда фактически имело монополию на исполнение функции политического балансира, нередко предопределяя, либо на сцене, либо за кулисами, судьбу кабинетов и коалиций.

Сокращение его электоральной базы не случайно. В 2016 г. под давлением Патриотиче-ского фронта были внесены изменения в избирательное законодательство и число избирательных участков за границей вне ЕС было ограничено 35. Основная цель этого нововведения ‒ пресечь хорошо оплачиваемый «избирательский туризм» (двойное голосование одного и того же лица сначала за ближней границей, а затем на территории Болгарии) и снизить количество голосов от переселившихся в Турцию болгарских граждан турецкого происхождения. Важным ресурсом ДПС, как и ГЕРБ, были голоса цыганского населения, которые, по всеобщему убеждению, просто покупались. Всё это создало ДПС репутацию организации, воплощающей коррупцию и представляющей мафиозные структуры. Характерно, что летние массовые протесты 2020 г. начались со скандала, связанного с многолетним вождём и почётным председателем ДПС А. Доганом. Поэтому все новобранцы болгарской политики, претендо вавшие на протестный электорат, заранее отказались иметь с ней дело.

Не прошла в парламент и популистская партия «Воля» во главе с В. Марешки, аттестовавшим самого себя «болгарским Трампом» и работавшим в его стилистике. В Народном собрании прошлого созыва она поддержала Б. Борисова, за что и поплатилась. Четыре года назад такая же участь постигла либералов, которые на этот раз объединились в новую формацию «Демократическая Болгария» и, выступая из оппозиции, завоевали 9,45% голосов и 27 парламентских мест. Новое коалиционное движение «Встань! Мафия вон!», попытавшееся капитализировать протестный потенциал массовых выступлений против Б. Борисова летом 2020 г., сумело преодолеть 4%-ный порог (4,72% голосов и 14 мандатов) ‒ довольно скромная оценка усилий их организаторов.

Главным же триумфатором стал Слави Трифонов, популярный шоумен, телеведущий и музыкант в стиле этно-фолк, сделавший политическое имя на едком высмеивании существующего режима. Созданная им из ничего контрэлитная и антисистемная партия «Есть такой народ» с неясным идейнополитическим профилем и смутной программой, но громкими обе-щаниями покончить с существующим продажным режимом и всеми бедами страны, сразу вырвалась на второе место, завоевав 17,66% голосов и 51 место в Народном собрании. Это сделало её ключевым фактором в определении траектории дальнейшего политического развития.

Таким образом, произошедшее 4 апреля бессмысленно рассматривать в геополитическом измерении, также как непригодными оказываются и привычные право-левые координаты. Картина становится яснее, если взглянуть на неё сквозь призму протестного голосования: из-биратель в той или иной мере наказал тех, кого считал связанными с властью, или даже шире ‒ частью сложившегося политического ландшафта (БСП), и облёк доверием по преимуществу новичков, в ком увидел носителей перемен. (Треть депутатов нового парламента ранее в него не избирались). У них 92 места в Народном собрании (из 240), у ГЕРБ ‒ 75. Даже если Б. Борисов решился бы пригласить в партнёры «токсичное» ДПС, 105 депутатов недостаточно для утверждения правительства. Абстрактно рассуждая, социалисты, при всех их неудачах, могли бы сыграть решающую роль в формировании нового правящего большинства, обеспечив ему в совокупности 135 голосов. Их потерпевший неудачу лидер К. Нинова публично предложила такой вариант: «Вместе против Борисова». Но беда в том, что все партии-новички заранее объявили БСП (также как ДПС) партиями статускво, с которыми не будут вступать в союзы. И если сложившаяся патовая ситуация не разрешилась бы, неизбежно повторение выборов.

И зарубежные, и болгарские аналитики сходились во мнении, что при настолько фрагментированном и пёстром парламенте формирование какого-либо правительства может оказаться непосильной задачей. Между тем в разгар пандемического и экономического кризисов страна не должна была позволить себе роскошь ещё и политического, отложив образование полноценного, а не технического кабинета, до следующих досрочных выборов. К тому же осенью предстоит и очередное избрание президента, а нынешний глава государства Р. Радев уже сообщил о намерении баллотироваться на второй срок и фактически начал свою кампанию.

15 апреля на первом заседании Народного собрания 45-го созыва его главой была избрана Ива Митева из фракции «Есть такой народ». За неё проголосовали депутаты всех партий, кроме ГЕРБ, продемонстрировав, что в новом парламенте вполне возможно формирование «антиборисовского» большинства, несмотря на многочисленные противоречия между его членами. Стремясь сохранить позиции тем или иным способом, Б. Борисов попытался маневрировать. Для внесения раздора в стан победителей в прессу была запущена версия, что ГЕРБ готов поддержать правительство С. Трифонова. Став уже исполняющим обязанности главы кабинета, Борисов заявил, что сосредоточится на партийной деятельности, а на должность премьера предложил эксминистра иностранных дел Д. Митова, который прежде побывал во многих правых партиях. Однако столкнувшись с невыполнимой миссией, тот быстро вернул президенту мандат на формирование правительства.

Дополнительную неопределённость внесла болезнь С. Трифонова, заразившегося коронавирусом, и его самоизоляция, что формально оправдывало затянувшееся молчание руководства организации о её дальнейших планах. Президент также взял паузу, надеясь, что потенциальные союзники всё же смогут договориться. Но первые же голосования в новом парламенте, когда возникали самые неожиданные ситуационные блокировки, показали, что представители «новой» элиты более всего озабочены тем, как потопить «старую». Поистине детективный сюжет разрешился быстро и неожиданно. С. Трифонов, не дожидаясь получения мандата президента, сообщил через Facebook, что в этом случае выдвинет на пост главы кабинета болгарскую чемпионку мира по шахматам А. Стефанову, но только для того, чтобы она немедленно отказалась от поручения, «поскольку ЕТН не имеет нужного числа депутатов или партнёров для формирования стабильного правительства. Предлагаемая же поддержка исходит от политических субъектов, вредоносных, жадных и, как доказано, скомпрометированых. И это не поддержка, а зависимость от них». После подобного заявления аналитикам осталось только гадать о составе служебного правительства (предполагают, что его возглавит один из генералов из числа советников Р. Радева) и дате новых досрочных выборов (называют июль этого года). В Болгарии не нашлось никого, кто сказал бы: «За державу обидно!».

***

Успех С. Трифонова, звезды шоу-бизнеса и дилетанта в политике, продолжает новую тенденцию последних лет, когда изверившийся в «традиционных» партиях и политических профессионалах избиратель свою последнюю надежду возлагает на «анти-политиков». В череде таковых можно назвать основателя «Движения пяти звезд» Б. Грилло в Италии, нескольких удачно дебютировавших из ниоткуда кумиров общественного мнения в Словении (последний из них М. Шарец), А. Курти ‒ в Косово, В. Зеленского ‒ на Украине, да, наконец, Д. Трампа ‒ в США. Несколько схожих персонажей прославились своими нечаянными победа-ми в Хорватии, свежий пример ‒ З. Кривокапич в Черногории. Но их электоральные триумфы зачастую скоротечны, и не случайно, что «эстрадные политики» научились завоёвывать сердца, но теряются на политической сцене и в управлении, где востребованы иные навыки. Эффектные выступления экстрасенсов, как известно, подлинного оздоровления не приносят. В болгарском варианте особо настораживает то, что здесь подобный феномен наблюдался уже дважды: в 2001 г. оглушительное восхождение к власти экс-царя Симеона Сакс-Кобург-Готского и его лидерского движения, наспех сколоченного перед выборами, в 2009 г. не менее громкий триумф Б. Борисова и его свежеиспечённого ГЕРБ. У обоих на путь от торжества до провала ушло примерно десять лет. Правомерен вопрос: не свидетели ли мы начала нового аналогичного цикла? И может быть со сходным концом?

 

Об авторе:  Кандель Павел Ефимович‒ кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Отдела социальных и политических исследований ИЕ РАН.

 
НАЧИНИ ЗА ПЛАЩАНЕ