ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ
  • ТЪРСЕНE ПО КЛЮЧОВА ДУМА
    • ТЪРСЕНE ПО КЛЮЧОВА ДУМА
    • ТЪРСЕНE ПО БРОЙ
    • ТЪРСЕНE ПО АВТОР
    • ТЪРСЕНE ПО ТЕМА

Франция: тени прошлого или призраки будущего? (Институт Европы РАН)

България, балканите и света  

Автор: Юрий Рубинский

 

Аннотация.
Открытое письмо более тысячи бывших военнослужащих французской армии, в том числе 20 отставных генералов, с призывом к властям ужесточить борьбу против исламского фундаментализма под угрозой вмешательства вооруженных сил напомнило о старой бонапартистской традиции в истории Франции, в частности о неудачной попытке путча генералов времён колониальной войны в Алжире (1961 г.). Хотя повторение такого сценария ныне крайне маловероятно, демарш авторов письма способен оказать влияние на ход борьбы перед президентскими выборами мая 2022 г., где главным соперником действующего главы государства Э. Макрона снова выступает лидер крайне правого «Национального объединения» М. Ле Пен.

21 апреля 2021 года в одной из социальных сетей, а затем в крайне правом еженедельнике Valeurs actuelles было опубликовано открытое письмо более чем тысячи бывших военнослужащих французских вооружённых сил, включая 20 отставных генералов. Они били тревогу в связи с якобы реальной угрозой «крушения Франции» под ударами исламского фундаментализма, носителями которого являются «орды» мусульман-иммигрантов в пригородах крупных городов. Требуя от властей резко ужесточить борьбу против этой опасности, авторы письма не исключали в противном случае прямого вмешательства армии в политическую жизнь страны.

Дата появления письма не была случайной – она совпала с 60-й годовщиной попытки путча генералов, которые командовали французским контингентом в Алжире, где более 7 лет продолжалась война против Фронта национального освобождения. Коль скоро президент Пятой республики генерал де Голль взял курс на предоставление алжирцам права на самоопределение, путчисты пытались заставить его продолжать войну до победного конца, либо уступить власть военной хунте.

Поскольку де Голль, окружённый со времён Второй мировой войны ореолом славы национального героя, за несколько дней изолировал и нейтрализовал путчистов, они ушли в подполье и создали «Секретную вооружённую организацию» (OAS), развернувшую массовый террор против алжирцев и собственного правительства, жертвами которого стали тысячи людей (и едва ли не сам президент, на жизнь которого было совершено несколько покушений).

Многие из подписантов открытого письма начали свою службу в армии младшими офицерами именно в период неудачных колониальных войн в Индокитае (1946-1954 гг.), затем в Алжире, что объясняет их реваншистскую ностальгию даже полвека спустя. Второе аналогичное письмо нескольких уже действующих офицеров младшего поколения появилось в том же еженедельнике 9 мая, но уже без подписей.

Премьер-министр Ж. Кастекс, министр обороны Ф. Парли, начальник генштаба генерал Лекуэнтр и другие видные представители правящих кругов решительно осудили открытое письмо генералов, назвав его сугубо маргинальным, незначительным эпизодом и пообещав авторам санкции вплоть до лишения их привилегий и материальных льгот, положенных уволенным в запас или вышедшим на пенcию военнослужащим.

Тем не менее, лидеры оппозиционных сил на крайне правом фланге, прежде всего популистского «Национального объединения» М. Ле Пен, публично поддержали их. Этот жест явно вписывается в контекст фактически уже начавшейся кампании перед следующими президентскими выборами мая 2022 г., где Ле Пен снова, как и в 2017 г., будет главным конкурентом действующего президента Э. Макрона. Причём за прошедшее с тех пор время баланс партийно-политических сил в стране заметно эволюционировал. Если во втором туре предыдущих выборов Э. Макрон одержал победу внушительным большинством – 66,3 против 33,1% голосов, то ныне рейтинг доверия ему испытал явную эрозию. Согласно опросу общественного мнения, проведённому службой Ifop-Fiducial по заказу газеты Journal du Dimanche, в мае 2021 г. за Ле Пен были готовы отдать свой голос 48% избирателей, а за Э. Макрона – 52%, что делает исход их следующего поединка гораздо менее определённым, чем четыре годами ранее.

Основной причиной такой эрозии стали неоднозначные итоги радикальных реформ, проведённых Э. Макроном после его прихода в Елисейский дворец. Их цель состояла в преодолении структурных проблем французской социально-экономической модели, сложившейся в первые послевоенные десятилетия и оказавшейся неспособной успешно ответить на новые вызовы глобализированной мировой экономики XXI в. Речь шла о пересмотре налоговой системы, ограничении прав профсоюзов, частичной приватизации инфраструктурных госмонополий, в т.ч. железнодорожного, авиационного транспорта и т.д.

Эта либерал-глобалистская программа принесла определённые результаты. Однако она отвечала главным образом интересам верхних слоёв общества – предпринимателей, менеджеров, интеллигенции крупных городских центров, успешно вписавшихся в процессы глобализации и европейской интеграции. В то же время издержки реформ пришлось нести рабочим, служащим, мелким фермерам в городских предместьях и сельской местности. Их недовольство вызвало серию острых социальных кризисов, самым масштабным из которых стало движение «жёлтых жилетов» в конце 2018 – начале 2019 г. против повышения цен на автомобильное топливо, а затем демонстраций против пересмотра пенсионного законодательства.

В результате значительная часть «народного» электората, поддерживавшего прежде левые силы, в т.ч. коммунистов, перешла на крайне правый фланг – к «Национальному объединению» М. Ле Пен, что поставило под вопрос лозунги преодоления раскола политического поля на два лагеря (левый и правый), обеспечившие успех Э. Макрона и его центристской партии «Вперёд, Республика!» на выборах 2017 г.

Этому способствовало обострение проблем иммиграции, основную часть которой представляют арабы-мусульмане, выходцы из бывших колоний Франции в Северной Африке (Алжир, Тунис, Марокко). Недовольство их диаспор, сосредоточенных в пригородах крупных городов, стала питательной почвой для исламистского фундаментализма и терроризма, вызвавшего острую негативную реакцию среди этнических французов. Публикация открытого письма отставных генералов совпала с очередными терактами – зверскими убийствами учителя С. Пати, трёх посетителей церкви в Ницце, служащих полиции в Рамбуйе под Парижем, в Авиньоне и т.д.

Пандемия коронавируса COVID-19 ещё более усугубила раскол французского общества не только по социально-экономическим, но и по этнокультурным, в том числе религиозным мотивам, который подпитывается исламскими экстремистами извне (Саудовская Аравия, Турция, Марокко, Сирия, Ирак и т.д.). С учётом этого Э. Макрон заметно скорректировал свою прежнюю стратегию, выдвинув программу помощи предприятиям, особенно в наиболее пострадавшей сфере услуг (образование, торговля, общественное питание, туризм, спорт, культура), полностью или частично безработным, прежде всего учащейся молодёжи. Подобная программа, составившая более 100 млрд евро, часть которой должна финансироваться за счёт структур Евросоюза, означала демонстративный разрыв с прежними либерал-глобалистскими установками 2017 – 2019 гг. Она вполне соответствует аналогичным мерам новой демократической администрации США во главе с Дж. Байденом, взявшей на вооружение неокейнсианские установки государственного вмешательства в экономику, традиционно присущие Франции со времён Кольбера (XVII в.).

Не менее важным аспектом новой программы Э. Макрона стал акцент на т.н. «королевские функции» – внешнюю политику, обеспечение безопасности граждан, борьбу с преступностью и терроризмом, иммиграционную политику, которые действующая Конституция 1958 г. относит к исключительной компетенции главы государства. По инициативе президента правительство Ж. Кастекса провело через парламент серию законов об укреплении республиканских принципов, более строгом отделении светского государства и школы от религиозных культов (прежде всего ислама).

Этот явный поворот вправо адресован прежде всего избирателям правоцентристской партии «Республиканцы», которая после 2017 г. перешла в оппозицию, сохранив большинство в верхней палате парламента – Сенате и на уровне многих органов местного самоуправления. Поскольку позиции президентской партии в них довольно ограничены, в ходе подготовки к очередным выборам в региональные и департаментские советы, назначенным на 20 и 27 июня 2021 г., взят курс на поддержку умеренного крыла республиканцев с тем, чтобы отколоть их от ультраправого «Национального объединения». Если прежде Э. Макрон явно игнорировал местные органы власти и структуры гражданского общества, то теперь всячески подчёркивает своё уважение к ним.

Подобная корректировка коснулась и внешней политики Э. Макрона, в сфере которой обострились отношения Франции с рядом мусульманских государств (Пакистан, Иран, Ирак, Турция) в связи с публикацией карикатур на пророка Мухаммеда и в связи с гражданскими войнами и беспорядками на Ближнем Востоке и в Сахеле (бывших французских владениях в Западной Африке).

Эффективность этой новой стратегии с прицелом на президентские выборы мая 2022 г. будет во многом зависеть от последствий пандемии коронавируса, ответственность за борьбу с которой общественное мнение возлагает прежде всего на главу государства.

Характерно, что Макрон принимал личное участие в торжественных мероприятиях 5 мая 2021 г. по случаю 200-летней годовщины со дня кончины Наполеона Бонапарта, возложив венок к его мавзолею в Доме инвалидов. Хотя историческое наследие императора, в котором одни французы видят тирана-могильщика Французской революции 1789 г., а другие её душеприказчика, великого полководца и создателя современного государства, жест Э. Макрона подтвердил преемственность в истории Франции бонапартистской традиции, к которой апеллировали и авторы открытых писем отставных генералов и офицеров.

 

Об авторе: Юрий Ильич Рубинский доктор исторических наук, главный научный сотрудник, руководитель Центра французских исследований Отдела страновых исследований Института Европы РАН

 
НАЧИНИ ЗА ПЛАЩАНЕ